25 января в свой девяностолетний юбилей поздравления принимала жительница села Юрминка Татьяна Ивановна Носова.

Юбилярша Татьяна Ивановна Носова награждена медалями «За трудовую доблесть» и «Ветеран труда». | Фото автора.

Как оказалось, малая родина моей героини находится далеко от сибирских просторов. В далёком 1939 году глава семьи Иван Кузьмин в поисках лучшей жизни завербовался разнорабочим в Сибирь и из Рязанской области в холодный неизвестный край перевёз свою семью: жену Евдокию Ионовну, сына Ивана и дочерей Татьяну и Марию. Вот так Татьяна Ивановна в неполных одиннадцать лет стала сибирячкой. Поскольку семья по тем временам была небольшая, то отдельное жильё на новом месте им не полагалось, и они со скудными пожитками разместились в маленькой комнатке большого, как показалось девочке, дома. Сибиряки встретили новых жителей деревни доброжелательно, и уже через несколько дней пришедший с работы отец принёс хлеба, которого семья впервые за долгие годы наелась досыта.

 

– Приехали сюда мы в деревню Вагино. Четыре класса только успела окончить, и война началась. По состоянию здоровья тятя призыву на фронт не подлежал, и его забрали в трудармию. Мы с мамой и братом работали в колхозе: весной пахали, боронили, сеяли, летом сено заготавливали, осенью – уборка, сортировка зерна, зимой сено и солому на быках возили. В войну всем тяжело было, но народ дружно жил. Дома тоже корову держали, картошку садили, кобылятник сушили, его тоже есть приходилось. В середине войны меня, четырнадцатилетнюю девчонку, отправили в тайгу на лесозаготовки, а брата – учиться в Омскую лётную школу. Четыре зимы валила лес я в Юргинском районе. Строевую древесину сплавляли по реке на строительство, а вершинник мы пилили на дрова, – вспоминает юбилярша непростые годы.

 

Замуж за местного паренька, Петра Носова, Татьяна Ивановна вышла в 19 лет. Романтическим знакомство будущих супругов не назовёшь: с первого класса в школе сидели за одной партой. В войну Татьяну назначили бригадиром детской рабочей команды. Под её руководством в одночасье повзрослевший деревенский подгон выходил на поля собирать колоски, рвать колючий осот и выполнять всю остальную работу, которой на селе всегда вдоволь. И везде были вместе. Но шли годы, дети взрослели, и однажды Петя сообщил, что поступает в школу фабрично-заводского обучения и уезжает из деревни. Несколько лет не был он в родных краях, работая в городе Ленинск-Кузнецке шахтёром. Не сказала Татьяна Ивановна, была между ними переписка в эти годы или нет, но, заработав на шахте первый отпуск, он приехал в родную деревеньку Вагино. Предложил возлюбленной руку и сердце и после громкой свадьбы увёз её в город. Через год они вернулись оттуда и уже через несколько дней после этого появилась на свет первая дочь.

 

– Мы выросли в счастливой семье и в замечательных условиях, и детство наше было такое же, – говорит старшая дочь юбилярши Надежда Петровна. – Мы ни разу не слышали от родителей бранного слова, и не знали даже о самом простом разногласии в семье. И, наверное, поэтому нам было очень смешно смотреть на них уже в пожилом возрасте, когда родители начинали на повышенных тонах отстаивать свою точку зрения. Папа у нас увлекался охотой и рыбалкой, кормилец был. Вместе они прожили долгую и добрую жизнь, почти 55 лет. Золотую свадьбу отмечали в клубе: такие милые на торжестве были, счастливые и стеснительные…

 

Несмотря на преклонный возраст, Татьяна Ивановна не перестаёт трудиться. Ещё в молодости она полюбила вышивание и научилась выбивать на белой ткани изумительные узоры. Тогда, чтобы перенести на полотно придуманный рисунок ей приходилось вставать спозаранку: до утренней дойки стежок за стежком строчила на швейной машинке. Сейчас те её творения являются семейной реликвией и хранятся в сундуке, но вязаными варежками и носками нередко радует родных и сейчас. Очень любит читать газету "Слава труду", причём требует, чтобы дочери разъясняли ей некоторые непонятные постановления.

 

– Ещё хорошо помню то, как мы в Вагино строили электростанцию в пятидесятых годах. Приехал к нам мужчина, по говору немец, говорили про него, что судимый был. Моего отца назначили к нему бригадиром. Выбрали место на реке Суэтяк рядом с деревней и начали рыть траншеи. Всё руками делали, земля у речки сырая, липкая, а копать надо было глубже двух метров. Потом забили туда сваи, запрудили реку, привезли и поставили машину. Пока её строили, два приезжих электрика проводили свет в дома. Избы топились дровами, по вечерам и утром горели лучины или керосинки, которые тоже коптили. Когда всё заработало, и в домах появилось электричество, то жители обратили внимание на то, что в жилищах у них грязно и нужно срочно делать генеральную уборку. Потом этот немец, Борис Герлих, уехал от нас строить электростанцию в Большескаредную.

 

Видимо, очень сильно волнуют эти воспоминания мою собеседницу. Рассказывая о своей жизни, Татьяна Ивановна постоянно разглаживает лежащий на коленях носовой платок. Смотрю на её натруженные, совсем не женские руки и думаю: сколько же им работы разной перелопатить пришлось. Словно прочитав мои мысли, она вновь углубилась в воспоминания.

 

– Снопы на току цепами вымолачивали, когда много человек в круг вставало, то казалось, что музыка играет, хоть танцуй. Я могла только в четыре цепа молотить, в семь уже не угадывала, ну мне и годов-то тогда только тринадцать было…

 

Ещё совсем недавно у Татьяны Ивановны было много подруг. Когда женщины собирались вместе, на них было приятно посмотреть и можно было с удовольствием послушать их прекрасные задушевные песни, наполненные глубоким смыслом. Ушёл из жизни и любимый супруг, с которым они жили, дополняя друг друга, и, несмотря на занятость и приличное домашнее хозяйство, много путешествовали. Советский Союз они объехали от восточных границ до западных. В 1990 году вместе с зятьями Витей и Колей побывали и на Рязанщине, где Татьяна Ивановна не была 51 год. Несмотря на полувековой промежуток времени, она для себя отметила все перемены, произошедшие в родной деревушке Симушки, а оставшиеся там друзья детства узнали её. Приятно удивило ещё и то, что её родной дом, как и в далёком детстве, стоял на том же месте, был обжит и ухожен. Сейчас у неё есть мечта побывать на малой родине ещё раз, там у неё живёт племянница, с которой они общаются по телефону.

 

В дружной семье Носовых родились четыре дочери: Надежда, Любовь, Елизавета и Ольга. Все они создали свои семьи и остались в Юрминке, где в настоящее время у Елизаветы живёт и юбилярша. Ещё у долгожительницы семь внуков и десять правнуков. Односельчане знают её как скромную, приветливую и щедрую женщину, которая по мере своих сил в любую минуту может прийти на помощь, добрым словом или бескорыстным делом проявит участие в чужой беде, точно так же может разделить с человеком и радость. 25 января, а это ещё и Татьянин день, у юбилярши получился двойной праздник, и хочется пожелать ей крепкого здоровья ещё на долгие годы и счастья её большой и дружной семье.



Поделиться:

Другие материалы рубрики Общество

Тюменские Участники Великой Отечественной войны смогут поздравить по телефону своих однополчан бесплатно

Как сообщает пресс-служба ПАО «Ростелеком», участники и инвалиды Великой Отечественной …

Субботники по очистке контейнерных площадок региона продолжаются

Региональный оператор по обращению с ТКО ООО «ТЭО» в рамках проводимых субботников вывез около 1000 тонн отходов с территорий города Тюмени, Тюменского и Нижнетавдинского районов.

Аромашевские школьники издали Книгу Памяти, посвященную землякам-фронтовикам

В преддверии 74-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне учащиеся Кармацкой школы Аромашевского района под руководством педагога-организатора Юлии Русских подготовили Книгу Памяти, посвящённую односельчанам, которые отправились защищать Родину в 1941-1945 годах.

На первом месте – профилактика

На очередном заседании комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Аромашевского района рассмотрели административные материалы и ряд вопросов, значащихся в повестке.